• Афиша
  • О театре
  • Труппа
  • Репертуар
  • Гастроли
  • Фестивали
  • Новости
г. Петрозаводск,
пр. Карла Маркса, д. 19
Посмотреть на карте?
(814 2) 78-50-92 (касса)
puppet.theater.rk@yandex.ru

О спектаклях «Золоченые лбы», «Русалочка», «Про Курочку Рябу, или Сказка о простом счастье и золотом несчастье», «Три поросенка»

Гончаренко А. «К вопросу о вечной жизни // Экран и сцена. 2006. № 3, февраль

Театр кукол Республики Карелия отметил свой 70-летний юбилей. В его репертуаре много ярких и выразительных спектаклей с прекрасными декорациями и чудесной музыкой. Так могла бы начинаться очередная «датская» статья, и вы никогда не отличили бы театр в Карелии от любого другого коллектива. Но здесь и сейчас так писать не хочется, потому что театр, о котором пойдет речь — живой, в тонусе.

Директор Елена Ларионова хочет, чтобы театр жил насыщенной жизнью. Ее команда не боится ставить себе задачи на вырост и набивать шишки по дороге к цели. Перед торжественным вечером театр показал свои лучшие спектакли, три из которых поставили режиссеры, только начинающие карьеру. Итак, позвольте представить.

Алексей Смирнов вошел в профессию скромно, но уверенно. Его «Золоченые лбы» по прозе Бориса Шергина — второй спектакль на профессиональной сцене. И это спектакль постановщика, который точно знает, что он хочет и как этого добиться. Театр также рискнул, пригласив художницу-четверокурсницу Екатерину Петухову. Поставил на зеро и выиграл.

На сцене — деревенский двор во всех бытовых подробностях, с колодцем, весомыми воротами, покосившимся забором. Тщательно выстроено и музыкальное оформление Александра Леонова и Ольги Гайдамак, где каждое слово в тексе песни не случайно. На двор приходят два уставших человека — муж и жена (Алексей Смирнов и Любовь Бирюкова). Ставят тяжелую поклажу на землю. Привал — повод для начала представления. И вот уже платок женщины станет парусом: в колодце плавает ведро — средство передвижения по воде Царя. То же ведро вдруг взмоет на журавле вверх и закрутится ярмарочной каруселью. Рядом со штоковыми марионетками возникают примитивные плоские деревянные кукольные массовки. История про глупейшую коронованную семью и авантюриста Капитона за многочисленными прибаутками и придумками таит в себе неожиданный, резкий поворот. «Импровизированный» спектакль про симпатичного авантюриста заканчивается иначе, чем у Шергина. «А Капитонко в заграницу на тройке укатил и поживат там: » — слишком радостный финал для истории, где издеваются над власть имущими. У Смирнова Капитон действительно избежал наказания, но теперь он вынужден скитаться по пыльным дорогам вместе с женой. Они-то — гонимые — и рассказывают зрителям, как лбы-то золотят. Соберут денежку за представление и продолжат свое вечное скитание. Другой постановщик из Питера — старше и именитее. «Русалочка» Руслана Кудашова — спектакль, на который отважился бы не каждый театр, работающий для детей.

Зрители входят в зал, когда в черном пространстве уже работают актеры: четверо матросов готовятся к отплытию. Канаты, мачты, палуба служат декорацией для подводного и земного миров. Моряки ждут ветра, его нет. И тогда начинается сказка Андерсена.

Руслан Кудашов и художница Алевтина Торик выбрали непростую, неуютную мизансцену, зритель смотрит в угол, на нос корабля. Подводный мир не пестрит аквариумными красками, он темен как бутылочное стекло, его обитатели сыграны с помощью канатов и прочих корабельных принадлежностей. Безвольно повисший парус превращается в море, и страшно становится, когда в финале Русалочка, пожелав вернуться домой, прыгнет за борт и с эхом ударится о ткань. Своя среда стала бездушной и чужой.

Да и Принцу с придворными куда приятнее было оставаться во дворце, нежели переживать качку. Куклы скорее напоминают утопленников, нежели живых людей. Не скрывающие, что они деревянные, не стесняющиеся отсутствия цвета, эти куклы могут испытывать боль. И причинять ее. Кудашов не боится философского подтекста сказки, где главная тема — обретение бессмертной души и цена за него. Он не микширует драматизм, а подчеркивает. При каждом шаге купленных у Ведьмы ног, в дерево вонзаются ножи.

Когда-то давно в воду попала статуя мальчика. Он — неживой — единственный друг мечтательной Русалочки — упадет по своей воле с пьедестала и разобьется, когда его единственная собеседница сообщит ему о своем уходе из подводного мира. Щемящий момент: Русалочка стала причиной чужого страдания. Какие тяжелые последствия таит в себе безответная любовь, какую цепь трагедий она сплетает. Но Татьяна Мацкевич и Дмитрий Будников играют своих героев — Русалочку и Принца — пока не смело, не доводя верно взятой трагической ноты до предела своих возможностей.

Спектакль Кудашова смотреть нелегко, иногда даже мучительно, это спектакль на ножах. Но нанесенные им раны долго не заживают, спектакль не отпускает. Когда сказка заканчивается и Русалочка превращается в дух воздуха, парус благодарно наполняется ветром. Жертва принесена, можно плыть.

Главный режиссер театра Артем Макеев — также петербуржец — решил не ограничиваться простым рассказом с детства знакомой истории. Его спектакль «Курочка Ряба, или Сказка о простом счастье и золотом несчастье» превращает полстраницы текста в большой спектакль. Два клоуна — Фома и Федот — встречаются на дороге, словно Счастливцев и Несчастливцев. Показав детям смешного слона, забавную собаку и другие многочисленные фокусы, они начинают историю собственно Рябы и ее золотого яйца. Количества придуманного хватило бы не на один спектакль. Например, овладев неожиданным богатством, дед мечтает поехать на курорт — сцена решена плоскими куклами русалки и картонными волнами, вылившимися с плохого пляжного плаката. «Но сказка не об этом»,— говорит один из ведущих, и сюжет несется дальше. Персонажи оказываются в подводном царстве, потом деду снится страшный сон — в разляпистой цветастости, придуманной художником Ильей Ершовом, находится место для строгого теневого театра. Но сказка не об этом. В завершении всего приходит мышь-каратистка, на носу у грызуна — стильные солнечные очки. Но сказка опять не об этом. Яйцо, разумеется, разобьют, и цыплята вылупятся. Но о чем сказка? Актеры с честью преодолевают сюжетные препятствия и выходят на финиш, слегка растеряв дыхание. Фому и Федота молодые Наталья Васильева и Александр Третьяков играют лихо и обаятельно. Труппа в Петрозаводске, действительно, классная. С легкостью схватывает новый режиссерский язык, владеет голосом и телом. Днем раньше Васильева играла скрипучим голосом Бабушку Русалочки, а в звонком вокале Фомы и следа нет тех надтреснувших интонаций. Третьяков играет в других спектаклях разных мальчиков, серьезно, без внешней ребячливости, но при этом у каждого из его героев — свой характер. А их опытные коллеги, работающие за тесной ширмой в «Курочке Рябе» (Любовь Бирюкова, Людмила Терентьева, Олег Самойлов) демонстрируют мастерство кукловождения, приправленное острой характерностью.

А еще в театре кукол Карелии помимо интересных экспериментов и рабочих утренников есть замечательный образец традиционного спектакля для детей. «Три поросенка» в постановке Александра Довбни идут на ширме. Рядом с мастерами тростевой куклы Юрием Андреевым (обаятельный Волк) и Людмилой Терентьевой (редкий случай удачно сыгранной рассудительности Наф-Нафа) вновь безупречно работает Александр Третьяков (вечно больной и поэтому занудный Нуф-Нуф). И кажется, что на точно такой же спектакль тебя водили в детстве, но я никогда не видел, чтобы у Ниф-Нифа вместо домика из соломы получается стог. А действительно, что еще построишь из сена?

Осенью в Петрозаводске откроется новое здание театра кукол, и на стог оно точно не будет похоже. Подзаголовком газеты выпущенной специально к юбилею стало: «Мы собираемся жить вечно. Пока все идет хорошо». Это правда.

А. Гончаренко