• Афиша
  • О театре
  • Труппа
  • Репертуар
  • Гастроли
  • Фестивали
  • Новости
г. Петрозаводск,
пр. Карла Маркса, д. 19
Посмотреть на карте?
(814 2) 78-50-92 (касса)
puppet.theater.rk@yandex.ru

Интервью А. Ермашовой с главным режиссером театра Н. Пахомовой

Ермашова А. «Вернувшись из полета в космос»// Лицей. 2010. №12 (198), декабрь

      Трудно представить, что первым зрителям Театра кукол РК сейчас около 80 лет, а самому театру в этом году исполняется 75. Он примерно в три раза старше своего нынешнего главного режиссера Натальи Пахомовой, выпускницы Санкт-Петербургской академии театрального искусства. С ней мы говорим о роли Театра кукол в жизни не только детей, но и взрослых. 

     - Когда начинать водить ребенка в театр кукол?
     - Все зависит от того, насколько он подготовлен. Кого-то можно привести в театр в год, а кого-то и в пять лет рано. Есть дети, которые негативно реагируют даже на выключение света в зрительном зале. Поэтому всегда есть страх: вдруг кто-то во время спектакля заплачет? У нас есть постановка «ладушки» для детей с одного года, но я бы не сказала, что это спектакль в полном смысле. Скорее, это интерактивное действо, направленное на знакомство ребенка с театром, местом, где могут происходить чудеса.  
     - Стоит ли родителям смотреть спектакль вместе с детьми?
     - Даже семилетнего ребенка нельзя оставлять одного в зале. У него могут возникнуть вопросы, желание поделиться переживаниями…
     - Если дети во время спектакля разговаривают – это нормально?
     - Это характерно для детей. Но воспитанный зритель не задает вопросы в голос. Научить ребенка смотреть и слушать – задача родителей. 
     - Могут ли родители подготовить ребенка к походу в театра?
     - Конечно! Но ребенок всегда непредсказуем. Для нас, взрослых, дети подчас нелогичны. Хотя у детей логика более жесткая, чем у взрослых.  Ребенок может честно сообщить родителям, что не будет плакать, что очень хочет в театр, но испугаться большого скопления незнакомых людей. Есть еще одна опасность. Кукля для детей – неодушевленный предмет, игрушка. И вдруг она оживает. Это тоже может вызвать противоречивые эмоции. Задача родителей – наблюдать за своим чадом. Если у него есть внутреннее сопротивление походу в театр, лучше не  ходить, подождать. Мой ребенок вырос в театре, первые шаги сделал здесь, и в свои три года взрослые спектакли смотрит охотнее, чем детские.
     - А должны быть в театре кукол постановки для взрослых?
     - Исторически театр кукол – не детский. Театр кукол как искусство для детей – заслуга советского времени. Теперь от этого очень трудно уйти. Поставлен штамп, многое забыто, взролсых трудно убедить, что театр кукол – и для них тоже. Но это необходимо. Для актеров театра кукол важно получить возможность разговаривать со зрителем на равных. 
     - Театр кукол всегда был палочкой-выручалочкой для родителей. Не пострадает ли детский репертуар?
     - Очень правильно организован репертуар театра кукол имени С.В. образцова: утренний и вечерний, детский и взрослый.  В образцовском театре вечером дают  «Кармен, моя Кармен!»,  «Концерт для Чичикова с оркестром»,  «Маленькие трагедии». А при самом Образцове в вечернем репертуаре были «Божественная комедия», «Дон Жуан», «Ноев ковчег»… У нашей труппы очень большой потенциал. Осталось только направлять эту энергию в нужное русло. Важно также понимать, что детские спектакли никто не убирает и не сокращает. Большинство премьер все равно будет для детей. 
     - Как складываются отношения с артистами? Вы ведь молодой режиссер…
     - Бывают моменты, когда нужно работать в очень жестком темпе. А иногда можно сидеть и часами беседовать на казалось бы отвлеченные темы. Мы, кукольники, зависим от многих факторов.  Прежде всего потому, что нужно вдохнуть жизнь в неживое, наделить это неживое чувствами, мыслями, характером, желаниями… И неважно – кукла это или коробок спичек.  Мы берем в руки куклу и должны сначала понять, на что она способна, а потом применить наши знания относительно замысла спектакля. Бывает, что приходится переделывать уже готовый спектакль. Для артистов это вдвойне сложно. Я ценю людей за их искренность в работе, за желание пробовать, искать вместе со мной.  Хотя, бывает, что и спорим, но в споре, как известно, рождается истина. 
     - География ваших постановок – Москва, Санкт-Петербург, Финляндия…  Почему вы осели в провинции? 
     - Я не могу сказать, что осела,  да и Петрозаводск, на мой взгляд, не провинция. Театр кукол Карелии входит в число лучших в России, он лауреат и участник престижных фестивалей «Петрушка Великий» и «Золотая маска». Театр востребован в испании, Финляндии, эстонии… Это и есть показатель его жизнеспособности. Что касается меня, то первый мой большой  спектакль, номинированный на «Золотую маску», был создан именно здесь. 
     -  В 2006 году вы поставили на сцене Театра кукол свой первый спектакль. Что изменилось в вашем творческом сознании со времени постановки «Гусенка»?
     - Не знаю режиссера, который искренне хотел бы ставить «Гусенка». На прошлом юбилее театра кукол у нас состоялся разговор с тогдашним директором Еленой Ларионовой, к которой я приехала предложить пьесу по сказке Карела Чапека. Елена Геннадьевна сказала тогда: «Поставьте-ка «Гусенка»!» сейчас я понимаю, что с точки зрения директора это был единственно верный тактический ход. «Гусенок» - классическая сказка для детей.  «Гусята», по-моему, есть в каждом театре. И с чего бы сразу доверять молодому специалисту нечто грандиозное?
Да и портфолио мое на тот момент выглядело достаточно странно: в нем наряду с кукольными спектаклями были проекты с участием каскадеров и пиротехников.  – мы делали уличное представление о Юрии Гагарине. Такая была фантазия о полете в космос. О встрече с инопланетянами…
     - Теперь вы считаете эти проекты несерьезными?
     - Нет, мне все это очень нравится! Я люблю работать с московской творческой группой «НеМы». Они устраивают шоу, уличные действа, в которых есть свои законы, но главное – нужно заряжать энергетикой, заводить толпу не только засчет спецэффектов.
     - В Петрозаводске возможны такие шоу?
     - Это сложно с точки зрения безопасности. Но если бы это было бы необходимо для какого-нибудь спектакля, думаю, что можно было бы найти и средства. И специалиста. Пока такой потребности нет. 
     - Вы готовы шокировать петрозаводского зрителя, допуская на сцену Театра кукол элементы неформальной культуры?
     - У меня нет такой цели – шокировать. Средства необходимо выбирать под творческую задачу. На творческой встрече в одном из колледжей меня спросили: « А у вас есть голые люди на сцене?». Мы с артистами ответили, что в случае. Когда мы поймем, что без присутствия обнаженного человека на сцене у нас не получится спектакль, мы рассмотрим эту версию. 
     - В науке есть понятие «бритва Оккамы»: не умножай сущности сверх необходимого. Можно ли соотнести это с вашим пониманием творчества.
     – Мне нужно, чтобы все происходящее на сцене было оправдано. Иногда я не могу объяснить какие-то вещи даже себе, но чувствую, что это должно быть так. Спустя время объясняю.
     - Это художественное чутье?
     - Нет, скорее женская интуиция.
 

Беседовала А. Ермашова