• Афиша
  • О театре
  • Труппа
  • Репертуар
  • Гастроли
  • Фестивали
  • Новости
г. Петрозаводск,
пр. Карла Маркса, д. 19
Посмотреть на карте?
(814 2) 78-50-92 (касса)
puppet.theater.rk@yandex.ru

Интервью с главным режиссером театра Натальей Пахомовой

«Наталья Пахомова: «Помощь приходит всегда, если верить и не отчаиваться!»// PTZ. 2009, №1, сентябрь

 У главного сказочника всех времен и народов Андерсена есть малоизвестная сказка «Скверный мальчишка». Буквально на полстранички. Капризный амурчик, обогретый и накормленый в дождливый вечер одиноким поэтом, стреляет, играючись, прямо в сердце этому доверчивому старику. Вот, собственно, и все. Если совсем коротко: любви все возрасты покорны. О чем тут еще говорить?

В одноименном спектакле режиссера театра кукол Наташи Пахомовой, сделанном на одном дыхании чуть ли не за две недели, ранеными оказываются буквально все. В нем много прекрасной музыки, старых вещей и воспоминаний. Главная мысль – совсем не андерсеновская. О трагическом и иррациональном нежелании человека быть счастливым, отказ от огромного мира в пользу тесного мирка своих привычек и ненужных привязанностей.

«Скверный мальчишка» - спектакль скорее фестивальный, не репертуарный. Исключительный. То есть не для детей, которые придут в театр кукол в выходной за ручку с мамой. И даже не для всех родителей. Он большей частью адресован коллегам, профессионалам, которые регулярно съезжаются на фестивали себя показать и других обсудить.
В общем-то неудивительно, что амбиции главного режиссера театра кукол, не так давно покинувшего стены Санкт-Петербургской театральной Академии, простираются  далеко за пределы детского репертуара. Кому охота весь отпущенный тебе творческий век вместо Вильяма Шекспира замахиваться только на «Трех поросят» с «Семерыми козлятами»? Да еще имея такую биографию, как у Пахомовой! 
Существенное в этой биографии, скажем, то, что в четыре года Наташа переехала с братом, мамой и папой военным инженером-подводником – в Восточную Европу, где и провела лучшие годы своего детства.

– Я тогда лет в 11 прочла и была под впечатлением от сказки Отфрида Пройслера «Крабат»... И вот едем мы как-то вдоль чудесного озера то ли в Польше, то ли в Германии, и я понимаю, что вот это озеро с мельницами – оно прямо из моей любимой книжки! То есть сказка возможна прямо здесь и сейчас! Тогда мне, правда, сначала пришла мысль снять кино...

Восточно-, но все же западное детство открывало для постсоветского ребенка совершенно новые человеческие отношения:

– Мне было шесть лет, но со мной во дворе как с равной играли четырнадцатилетние подростки. Особенно запомнилось, что в наших играх не было никакой агрессии, которая потом так поражала в родной стране. А в Польше никого не беспокоило – сколько мне лет и обеспечены ли мои родители. А ведь в первый год в Польше у нас не было даже телевизора, с собой у меня были привезены: книжка «Мы делили апельсин», фломастеры и бумага. И все. Когда же я в четырнадцать лет вернулась в Питер, то с удивлением обнаружила, что со мной дружат только потому, что я ношу какие-то там фирменные кроссовки. А я, между прочим, все детство носила перешитые мамой старые вещи (это в девяностые годы!), могла спокойно выйти в бабушкиных туфлях – они у меня до сих пор хранятся...

Бабушкины туфли, стОящие книжки, прочитанные вовремя, друзья, говорящие на разных языках, а потом, уже в Питере – театральная студия, театральная же академия... Вся алхимия будущего творца в нужном составе и дозировке. Но сначала...

– Знаешь, что я делала, когда получила театральный диплом? Рыдала! Куда податься новоиспеченному режиссеру?

Уже совсем скоро жизнь подкинула Наталье такие проекты, о которых она, утирая слезы, и помыслить не могла. Она, режиссер-кукольник, будучи озадачена сценарием к уличному представлению с патриотичным названием «Гагарин-шоу», который проводился в рамках международного этнического фестиваля, со страху сочинила такое, что пересказу с трудом поддается.

– Гагарин ведь кто? Гений эпохи. И уже миф. Вот в этом ключе, но не без иронии мы и решили  организовать шоу. Начинается все с рождения нашего космонавта: пионерка-роженица, безумные врачи с бензопилами, мальчик, который появляется на свет сразу в скафандре... И тут же – Хрущев ходит, кукурузу раздает, человеческие пирамиды... Гагарина на лебедках поднимают вверх, и там он встречается с девочкой-инопланетянкой (актриса в скафандре) и целует ее прямо в этот хобот. И все это в огне. Шоу-то огненное! и вот мы с этим шоу стали лауреатами фестиваля.  В дипломе-то у меня указано, что я актриса и режиссер. А уж режиссер уличного, кукольного или драматического представления –неважно, так что с самого начала я себя одними куклами не ограничивала.

На самом деле Пахомовой всегда хотелось делать спектакли «для взрослых». Ее первая большая работа – спектакль по рассказу Кира Булычова «Можно попросить Нину?» – серьезная заявка на недетские размышления о важных вещах: о времени, о войне. О мужчине и женщине. 

– Меня вообще как режиссера остро интересует нереальная возможность смещения времен, так часто описываемых советскими фантастами. В рассказе мужчина в 1972 году звонит по телефону своей знакомой. А попадает  1942-й, в блокадный Ленинград, к тринадцатилетней голодной девочке... Этим спектаклем мне хотелось напомнить, что если верить и не отчаиваться, то помощь всегда придет. Меня завораживает способность людей старшего поколения переносить страдания, любить... Эти люди сделаны из какого-то другого материала. Не то, что сейчас: в 13 лет пять абортов и полное разочарование в жизни! Я сама считаю этот спектакль лучшим из всего, что я сделала. Хотя он и не был признан моими педагогами. С удовольствием и дальше бы делала по четыре взрослых спектакля в сезон, дали бы мне такую возможность!

Но государственный театр кукол требует своих жертв: бОльшая часть репертуара должна быть отдана детям, самому непосредственному, но и самому консервативному зрителю. 
Как же решается эта проблема – нестыковки хороших профессиональных амбиций с необходимостью ваять простые ремесленные и, главное, кассовые вещи, если ты работаешь режиссером в театре кукол? Как смириться с тем, что, например, на наших «Машу и Медведя» аншлаг будет постоянный, потому что на этот шедевр ежегодно валят толпы подросших трехлеток, а отмеченные в театральном мире «Золоченые лбы» собирают максимум ползала?
Ответ прост: надо найти то, что полюбишь. 

– Прямо скажем, первый спектакль, который мне пришлось ставить в Петрозаводске, далеко не мечта режиссера, – «Гусенок» по пьесе классика детской драматургии Нины Гернет, ставленный-переставленный в нашей стране уже лет пятьдесят... Но таково было условие сотрудничества, – вздыхает Наташа, – Но полюбить мне удалось! Когда я придумала такой ход: все персонажи будут натурального природного размера, сомасштабны друг другу. Лиса – с лису, Ежик – с ежика. Ну, и поехали...
В результате получился как бы классический спектакль для детей, но с легким реверансом в сторону взрослых, у которых все в порядке с чувством юмора. Одна дзен-буддистская медитация пастушки-растеряшки чего стоит. 
С этого «Гусенка» и началось шесть лет назад сотрудничество выпускницы Театральной академии Натальи Пахомовой с театром кукол. Фирменный ее стиль – детям – свое, взрослым (кто понимает) – отдельный привет, сквозит в каждом спектакле. И в фантазии на тему рассказов Киплинга «Как и почему», и в номинированной на «Золотую маску» «Собачьей сказке», и в фестивальном «Скверном мальчишке»...
И еще: Наташа Пахомова – самый молодой главный режиссер в Карелии. Ей всего двадцать семь...

Беседовала Снежана Слепкова